Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:08 

Александр Куракин о Густаве III

Mirlo
Mein Krampf©
Есть в сети занимательная статья о пребывании А.Б. Куракина в Стокгольке (Михаил Одесский (Москва) «Швеция более не будет иметь счастья видеть вас» )

Я решился копнуть чуть глубже, и просмотреть, собственно, сами письма князя из этой дипломатической миссии.
Итак, представляю вам цитаты из них, чем-то напоминающие мне шутки о стадиях пребывания в фандоме :)

Из письма Н.И. Панину от 22 ноября 1776 г.:
"Я должен ещё признаться вашему сиятельству, что острота и сладость речей его величества короля не воспретили мне приметить, что он весьма привязан ко всяким мелочам и что он не столько истинною великих душ славою обладаем, но едино слабостью к безделочным наружностям пышности и величества; в сем заключении утвердился отменным удовольствием, им вкушаемым в описании мне разных церемоний, позорищ и тому подобных вещей, не стоящих занимать память великого мужа".

Из письма Н.И. Панину от 29 ноября 1776 г.:
"В бывшем на прошедших днях маскараде его величество король, находясь в скрытном одеянии и ходя со мною весьма долго, наконец отвел меня в угол, посадил подле себя и начал с большим огнем разговор о своем прошедшем и настоящем положении в рассуждении России. <…> Его величество открыл мне надежду свою о неразрушимом продолжении своего дружелюбного союза с Ее Императорским Величеством, утверждаясь на том, что от просвещенного проницания нашей всемилостивейшей Государыни искренность его преданности к высочайшей ее особе скрыться не может, и к тому же, что России никакой нет пользы обширные свои границы к северу распространять на счет Швеции <…> Быв оба в закрытых масках, не мог я по лицу его величества приметить, сколько сии речи в сердце его действовали, только по голосу его рассуждаю, что он весьма смущен был: иногда говорил он с великим жаром, а иногда с некоторою робостью, с остановками, выбирая слова и потупив глаза. Сколько сей государь не старается о том, однако от меня не скрылось, сколь он внутренним страхом объят от величества России. Легко станется, что теперь в сердце своем истинно против оной благорасположен, но возможно ли, милостивый государь, на сие с тведрдостью и безропотностью для будущего положиться, когда легкомыслие его величества многими испытанными примерами доказано".

Из письма Екатерине II от 3 января 1777 г.:
"Король, после своего церемониального ответа, изволил мне вручить три грамоты: одну к Вашему Императорскому Величеству, и два к Их Императорским высочествам <...> Потом его величеству угодно было указать у моей аудиенции по древнему введенному обряду присутствующему надворному канцлеру барону Шпаре из его спальни выйти; оставшись со мной наедине, более часа весьма милостиво, ласково и с великою живостью разговаривать изволил, не о посторонних вещах, но о существовании настоящем Швеции, - о новой им введенной форме правительства, о положении его государства в рассуждении России и особливо о его внутренном высокопочитанием, любовью и адмирациею против Вашего Императорского Величества преисполненном расположении. <...> После моих аудиенций оставался я ещё в Грипсхольме, по милостивому приглашению от короля, целые сутки. Прежде моего отъезда оттуда граф Шеффер вручил мне портрет его величества, осыпанный брильянтами, и именной указ ко всем губернаторам о подании мне всякой нужной помощи во время продолжения моего пути через северные области".

@темы: Густав III

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

History of Sweden

главная